Взгляд

Антон Строкович, «Роснефть»: Информация как ключевой актив компании

Интеграция Аутсорсинг Внедрения
мобильная версия

О реформе ИТ-подразделений, аутсорсинге и отношениях с ИТ-рынком в интервью CNews рассказал Антон Строкович, руководитель ИТ-службы «Роснефти», советник президента компании Игоря Сечина. Полную версию интервью читайте в ближайшем выпуске журнала.

CNews: Насколько изменения в ИТ-службе «Роснефти» связаны с приобретением новых активов?

Антон Строкович: Интеграция новых активов была масштабным, но не единственным событием, определяющим развитие компании. Бизнес «Роснефти» растет быстрыми темпами, и в этом контексте назрели изменения, в том числе функции ИТ.

Руководство компании понимает это. Подразделения «Роснефти» также пришли к пониманию того, что ИТ намного шире базовых сервисов. Структура ИТ, которую мы сейчас строим, нацелена на развитие бизнеса и переходит на уровень, с которого будет влиять на деятельность всей компании.

CNews: Какова нынешняя структура ИТ-службы?

Антон Строкович: Общая логика наших изменений состоит в том, чтобы быть способными поддержать активное развитие и операционную эффективность бизнеса «Роснефти». В современных условиях бизнеса информация является одним из ключевых активов. Поэтому основная задача службы ИТ — обеспечивать достоверные, своевременные и содержательные данные.

Для этого были выделены три основных направления, составляющие сейчас ИТ-службу. Первое из них отвечает за базовые ИТ-сервисы (к которым относится ИТ-инфраструктура и телекоммуникации), его задача — обеспечить непрерывность деятельности компании и эффективность коммуникаций. Проще говоря, среду и средства передачи информации.

Целью второго направления является создание единого информационного пространства компании. И это не только построение ERP-системы. Имеется в виду сквозное получение единой, достоверной и своевременной информации от производства и процессов и доведение ее до всех уровней менеджмента компании.

Третье направление – производственная автоматизация, метрология и контроль качества. Его задача — организовать получение данных с производственного уровня, обеспечить точность измерений и независимый контроль качества углеводородного сырья и готовой продукции.

Все эти направления связываются тремя функциями – управлением эффективностью, проектной деятельностью и стратегическим управлением. Отдельно нужно отметить «РН-Информ», потому что по численности эта структура многократно больше остальной части ИТ-службы.

CNews: «РН-Информ» — это полевые инженеры?

Антон Строкович: «РН-Информ» состоит из нескольких больших частей. Самая крупная из них – инженеры АСУ ТП, специалисты по метрологии и контролю качества. Затем специалисты по направлению инфраструктуры и связи, поддержки приложений и консалтинговых проектов, включая консультантов по SAP. Действительно, есть также и полевые инженеры, и технические специалисты, обеспечивающие базовые ИТ-сервисы.

CNews: Как проходит слияние «РН-Информа» с аналогичным приобретенным активом — «ТБинформ»?

Антон Строкович: В начале 2013 г. мы решили, что из двух сервисных компаний должна остаться одна. Логично, что была выбрана «РН-Информ» как значительно более крупная из находящихся в структуре «Роснефти». Сейчас процесс интеграции двух компаний практически завершен. До конца 2013 г. в «РН-Информ» будут переведены все сотрудники «ТБинформ». Сейчас в ней осталось около 30 из 1200 человек.

CNews: Как будет устроено управление деятельностью «РН-Информ»?

Антон Строкович: Основой объединенной структуры, как и в службе ИТ, становится функциональная модель. Вне зависимости от региона в управлении компании есть функциональные лидеры, отвечающие за свои направления, такие как базовые ИТ-услуги, поддержка, проекты и консалтинг, АСУ ТП, метрология и контроль качества. Функциональные лидеры сквозь все регионы создают задачи по данным направлениям.

Из 16 региональных структур мы сформировали шесть макрорегионов для повышения управляемости и эффективности компании. В 2014 г. мы переходим на полноценную сервисную модель: определяем фактическую стоимость сервисов, которые у нас есть и в которых пока сильно перемешаны сервисные и проектные составляющие, что мешает определить стоимость конечной услуги для клиента. Когда это будет сделано, мы сможем сравнить цены с рыночными и выбрать стратегию сорсинга. Эти изменения активно поддерживаются внедрением в «РН-Информ» новой системы оплаты труда, в основе которой лежит четкая взаимосвязь между получаемым работником вознаграждением и выполненной работой.

CNews: Можно ли по существующим сейчас оценкам сказать, какие направления точно уйдут на аутсорсинг?

Антон Строкович: Стратегические ИТ-активы для компании — это системы автоматизации производственных и управленческих процессов. Мы готовы рассматривать передачу остальных сервисов сторонним компаниям, но только при наличии эффективности. Мы считаем, что вполне реально за три года сфокусироваться на стратегических ИТ-активах при развитии взаимодействия с рынком по базовым ИТ-сервисам. Опыт аутсорсинга, имеющийся в приобретенных активах, я считаю позитивным. Привлечение внешней компании как минимум не увеличило затраты, а время на организацию команды ИТ-инженеров мы тратить перестали, получая сервис по договору. Мы намерены развивать этот опыт и в «Роснефти». Например, в середине следующего года мы планируем провести большой объединенный тендер на услуги полевых инженеров.

Другой пример. «РН-Информ» является самостоятельным оператором связи, но мы хотим большую часть неспециализированных услуг связи получать с рынка. Мы понимаем, что конкуренция с профессиональными операторами связи – это не наша профильная задача. На данный момент мы подводим итоги объединенного тендера на услуги связи по предоставлению каналов передачи данных, междугородных, международных звонков, мобильной телефонии и интернета. Мы ожидаем получить в результате хороший синергетический эффект для компании с прогнозируемыми долгосрочными тарифами.

В дальнейшем также планируем оценивать возможность получения сервисов от сторонних дата-центров. В 2014 г. предполагается проведение анализа, а в 2015-2016 гг. уже возможен переход на услуги внешних поставщиков. При этом всегда будет оставаться часть собственной закрытой инфраструктуры. И функция контроля за сервисами все равно будет оставаться за «РН-Информ».

CNews: Как будет меняться численность ваших технических сотрудников?

Антон Строкович: На первом этапе мы объединяем все технические компетенции Роснефти в области ИТ на базе РН-информ. Такое решение уже утверждено на уровне Правления. Когда мы завершим этот процесс, то сможем начать внутреннюю оптимизацию. И только после этого будем говорить о целевой численности ИТ в Компании.

CNews: Сколько сейчас сотрудников в ИТ-службе и «РН-Информ»?

Антон Строкович: После консолидации всех ИТ-активов на базе «РН-информ» целевая численность компании около 9 тыс. человек, при этом в центральном аппарате Службы ИТ «Роснефти» порядка 110 сотрудников.

CNews: А какой эффект был от объединения «РН-информ» и «ТБ-информ»?

Антон Строкович: По итогам 2013 года, за счет оптимизации управления, первого этапа унификации и стандартизации услуг, мы достигли синергии порядка 5% объединенной компании «РН-информ». Но общую численность надо сравнивать с учетом удельных показателей объемов сервисов, которые у нас значительно вырастут в 2014 году.

CNews: Как будут распределяться задачи между «РН-Информ» и остальными подразделениями Службы ИТ?

Антон Строкович: В центральном аппарате Службы ИТ собрано достаточно небольшое количество людей, формирующих методологию, определяющих стратегию развития и управляющих ее выполнением. Важно, чтобы по каждому направлению в РН-информ была ответная часть, которая обеспечивает реализацию заданных целей. Но при этом «РН-Информ» для нас не просто исполнитель, а именно мозговой центр. Люди, которые способны не только реализовывать, но и придумывать, развивать.

CNews: Какие показатели контролирует компания в области ИТ?

Антон Строкович: Чтобы ответить в числах, сроках, деньгах, нам необходимо сначала перейти на полноценный каталог сервисов. Например, сейчас у нас считается стоимость рабочего места, но ее крайне сложно сравнивать с рынком, потому что в эту стоимость у нас входит все. От базовых вещей – поддержка компьютера и периферии, до поддержки SAP, видеоконференций и т.п. Когда необходимо перейти к конкретному ответу – эффективно или нет, то надо сначала разделить услуги. Описать отдельные сервисы и потом уже по каждому из них договориться о параметрах. В 2013 г. мы запустили единый мониторинг ключевых показателей (dashboards) по сервисным направлениям. В разных разрезах отслеживаем количество инцидентов, пропущенных звонков на первой линии, критических сбоев, удовлетворенность пользователей, управление изменениями и так далее.

CNews: Есть ли свой дашборд у руководителей «Роснефти»?

Антон Строкович: У всех руководителей на мобильных устройствах установлен дашборд «президентский мониторинг» с производственными и финансовыми данными по всем направлениям деятельности компании.

Первый этап был простым: мы всем показали, где и что в системе можно увидеть. Теперь начинается второй, более сложный, этап – повышение точности этих данных. Это дает возможность предметно обсуждать необходимость запуска тех или иных ИТ-проектов. Мы говорим: «сейчас вот эти показатели идут с такой-то погрешностью. Для того чтобы повысить точность, иметь достоверные данные, мы запускаем такие-то проекты».

Меняются операционные модели самого бизнеса. Затем под эти операционные модели меняются ИТ-системы. Наша задача сейчас – увязать все требования бизнеса в единую структуру процессов, которую можно перекладывать в информационную систему. Такую карту процессов и информационных систем мы уже используем при формировании портфеля проектов на 2014–15 года.

CNews: На дашборде можно отслеживать данные всех активов «Роснефти», включая приобретенные?

Антон Строкович: Да. На первой вкладке виден курс акций, его сравнение с конкурентами. Затем показатели нашей производственной деятельности в режиме реального времени, включая новые активы. Информация о добыче, например, поступает практически от скважин.

Центральная диспетчерская помимо добычи получает в едином интерфейсе информацию о переработке, реализации нефтепродуктов, финансовых показателях. Здесь же видны все отклонения от плана с цветовым кодированием.

На дашборде видны все наши заводы и планы по их реконструкции, соблюдение сроков. Помимо этого менеджеры получают информацию о проектах развития, тендерах на закупки, анализ рынка: цены, баланс нефтепродуктов.

CNews: Чем пользуется непосредственно президент компании Игорь Сечин? За какими ИТ-проектами следит лично?

Антон Строкович: У нас сейчас два проекта, которые непосредственно направлены на первое лицо. Первым проектом как раз является «президентский мониторинг», т.к. Президент вне зависимости от времени суток и местоположения, при плотном графике встреч и поездок, всегда имеет доступ к детальной управленческой информации.

Вторая задача – мы запускаем с начала 2014 года новый электронный документооборот в центральном аппарате, адаптированный к современным требованиям, включая мобильный интерфейс для первого лица и руководителей Компании.

CNews: Это решение будет единым для всей компании?

Антон Строкович: У нас огромный масштаб, при большом количестве дочерних обществ. Из-за этого часто невозможно привести всех к единому ПО определенного класса. В этом плане у нас очень интересная сегментация. Мы не исходим из того, что в одном секторе задач мы пользуемся только одним вендором или интегратором, и планируем опираться на опыт уже успешных решений в наших «дочках». Но при этом общий тренд – это, конечно, стандартизация, унификация и упрощение.

CNews: А что можно сказать в целом, о действующих проектах?

Антон Строкович: Сейчас в нашем портфеле, на уровне корпоративного центра, порядка 50 активных проектов, и еще порядка 100 проектов готовящихся к запуску . Большая часть из них направлена на консолидацию и объединение систем управления всех активов и повышение достоверности данных. Также еще есть достаточно большое количество региональных проектов, полноценный контроль над которыми мы планируем организовать в следующем году.

CNews: Какие задачи по автоматизации производственных процессов являются для вас приоритетными?

Антон Строкович: В 2013 году мы запустили большую программу по развитию автоматизации систем учета добычи нефти, и аналогичную программу по продукции для нефтеперерабатывающих активов и ключевых нефтебаз. Так же у нас стартует большая программа по повышению уровня автоматизации сети АЗС. Серьезный акцент делается на получении достоверной информации о производстве.

CNews: Раскрывает ли «Роснефть» свой ИТ-бюджет или динамику его изменения?

Антон Строкович: Могу сказать, что объемы ИТ-бюджетов на 2012 г. и 2013 г. практически совпадают. В течение этого года при всех изменениях в компании основной задачей было обеспечить надежность, непрерывность процессов. Речи о радикальном развитии не шло. В 2014 г. наша задача – сделать не большое число проектов, а планируемое количество качественных проектов и проверить новую команду в действии.

На основании 2014 г. мы уже сможем сформировать устойчивый план развития. Я думаю, что в нем будет наблюдаться и рост ИТ-бюджета.

CNews: А как вы планируете строить отношения с ИТ-рынком? Кто является крупнейшими подрядчиками «Роснефти»?

Антон Строкович: Выбор подрядчиков происходит по итогам тендерных процедур, это стандартная практика. При этом мы как раз хотим сделать некоторую «перезагрузку» отношений с рынком ИТ. В последнее время мы были больше сосредоточены на внутренних изменениях. Костяк ИТ-команды у нас сформировался к концу лета 2013 г., и сейчас начинается развитие. Поэтому стоит задача в рамках перезагрузки как раз найти новых партнеров, с которыми нам идти дальше. Так что пока я выделять никого особо не стану.

В начале 2014 г. мы хотим провести открытый диалог с ИТ-рынком — слет поставщиков по ИТ-направлениям (см. «Роснефть» проведет слет поставщиков и подрядчиков в области ИТ»). Последние три месяца мы формируем трехлетнюю ИТ-стратегию, и одним из результатов этой работы будут дорожные карты программ, которые мы готовы реализовывать. В каждом из трех направлений, которые я обозначил, будет целый набор программ, основные мы назовем на встрече. Собрание будет открыто для любых участников ИТ-рынка. Мы хотим, чтобы все потенциальные подрядчики и производители находились в равных условиях и была обеспечена максимальная эффективность для компании.

Полную версию интервью читайте в ближайшем выпуске журнала.